Судебные разирательства при оценке товарных знаков

оценка товарный знак

1. Иск газеты «Ведомости» к интернет-изданию «РосБизнесКонсалтинг» (РБК) в 2005 году на сумму более 282 млн рублей за неразрешенную распечатку более сотни своих материалов. В ходе судебных разбирательств РБК были признаны виновными в нарушении авторских прав с обязательной выплатой 2,8 млн руб. газете «Ведомости».

2. В 2007 году состоялся процесс, по которому компания Gala Records выиграла суд против сервиса Delit.net, распространявшего музыкальные композиции по цене 10 центов.

3. Претензии возникали и к поисковой системе Google от бельгийских издателей за размещение в своем сервисе новостей, прямых ссылок на их материалы, которые издатели распространяли по платной подписке. В итоге спорные материалы были удалены с новостных лент Google (2006 г.).

4. Сервису YouTube, размещающему видеоматериалы пользователей, периодически приходиться отбиваться от обладателей прав. Например, в 2006 году YouTube пришлось удалить порядка 30 тысяч файлов, права на которые заявили японские компании. В 2007 году компания Viacom, владеющая студиями Dream Work и Paramount Pictures, потребовала возместить $1 млрд от владельца YouTube –поисковой системы Google.

5. Владелец игры Dream Pinball 3D компания Topware Inretactive начала компанию простив пиратов в начале 2007 года, тогда через суд она добилась от 18 британских интернет-фирм (файлообменников) передачи данных о пользователях, выложивших Dream Pinball 3D в сеть. После этого компания направила 500 писем британцам с требованием выплатить владельцу игры около $600, в противном случае угрожая подать на них в суд. Одной из жительниц, проигнорировавшей данное письмо, пришлось выплатить $32000.

6. Конфликт между концерном BMW и компанией Газпромнефть, которая стала использовать новую марку топлива — G-Drive. Концерн потребовал компенсацию, так как им выпускались модели комплектующих и систем мультимедиа с iDrive, xDrive, SDrive и другие. Вместе с тем автомобильный гигант не регистрировал обозначения по всем буквам алфавита, а само по себе слово Drive слишком распространенное, чтобы претендовать на эксклюзивность, ввиду чего получил отказ в ответ на иск на товарный знак.

7. Кондитерская фабрика «Красный Октябрь», выпускающая шоколад под брендом «Алёнка», потребовала компенсацию в размере более 310 миллионов рублей с кондитерской фабрики "Славянка" (Белгородская область) за нарушение исключительных прав на товарный знак, выпускавшей шоколад под названием «Алина» в упаковке, выполненной в аналогичной цветовой гамме и с изображением девочки, «в похожем цветастом головном платке, из-под которого выбивается челка». Разбирательство длилось около трех лет и закончилось подписанием мирового соглашения по которому, «Славянка» обязывалась прекратить выпуск шоколада в спорном оформлении и выплатить истцу 15 миллионов рублей. В свою очередь, «Красный Октябрь» отказался от взыскания остальных 37 миллионов рублей компенсации, рассчитанной судом.

8. Компания «Оркла Брэндс», выступавшая в споре истцом, требовала признания права на использование обозначения «Алёнка» (товарный знак № 184515, общеизвестный товарный знак № 80, зарегистрированные на имя фабрики «Красный Октябрь») при производстве шоколада. Мотивируя заявленные требования, истец указывал, что сорт и рецептура молочного шоколада «Алёнка» был создан в СССР в еще 1965 году. Шоколад «Алёнка» выпускался на территории СССР по утвержденной рецептуре многими производителями, в частности, Кондитерской фабрикой имени Н.К.Крупской (Ленинград, Санкт-Петербург), которая является правопредшественником истца. Возражения же фабрики «Красный Октябрь» базировались на том, что она не ограничивается лишь регистрацией знака и его простым использованием. Фабрика постоянно вкладывает огромные денежные средства в продвижение обозначения «Алёнка» на рынке и поддержание его популярности. Затраты на рекламу «Алёнки» с 2006 года составили сумму более миллиарда рублей. На основании вышеизложенных аргументов суд решил отказать в удовлетворении исковых требований полностью. В дальнейшем данное решение изменено не было.

оценка товарный знак

9. Разбирательство, по которому издательство «Терра» (правообладатель) потребовало с издательства «Астрель» за издание и распространение произведений советского писателя-фантаста Александра Беляева более 7,5 миллиарда рублей. В ходе разбирательства Высший арбитражный суд предложил арбитражному суду г. Москвы пересчитать сумму взыскания, исходя из двойной стоимости контрафактных изданий (а не легальных, как это сделал истец), в таком случае она уменьшается примерно в 700 раз.

10. Конфликт «Союзплодоимпорта» и Louis Roederer начавшийся с июня 2008 года, когда федеральное казенное предприятие подало жалобу в Палату по патентным спорам Роспатента с требованием полностью лишить правовой охраны в России международный товарный знак Cristal. В качестве довода «Союзплодоимпорт» указывал, что знак сходен до степени смешения с его маркой Kristal, зарегистрированной еще в 1974 году. В апреле 2009-го палата жалобу удовлетворила, после чего Louis Roederer обратился в арбитражный суд. В марте 2012-го иск французской компании был отклонен, оспорить это решение в апелляционной инстанции ей также не удалось. «Союзплодоимпорт» с самого начала спора требовал от французов платить роялти. Конфликт закончился в 2014 г. тем, что Louis Roederer с согласия «Союзплодоимпорта» зарегистрирует на себя права на товарный знак Cristal на территории России. При этом Louis Roederer обязуется выдать «Союзплодоимпорту» согласие на регистрацию его водки Kristal на тех рынках, где у французов есть приоритет по охране аналогичного товарного знака.

11. В 2007 году Soremartek (владелец товарного знака конфет Raffaello) подала в арбитраж Москвы иск о нарушении исключительного права на этот товарный знак. Ответчиками были петербургская фабрика «Ландрин», производившая сходные с Raffaello конфеты круглой формы, и московская торговая фирма «Чакуба». В итоге судебных разбирательств все четыре инстанции арбитражной системы подтвердили исключительное право Ferrero на бренд Raffaello и обязали ответчиков прекратить производство и продажу своих конфет. В 2010 году группа Ferrero вела разбирательство с московской кондитерской фабрикой «Победа». Спор закончился мировым соглашением, по условиям которого фабрика обязалась изменить дизайн упаковки конфет «Победа вкуса», трюфели «Кофе Мокка с марципаном».

12. В феврале 2011 года, Роспатент отказал «Рошену» в регистрации товарного знака «Ласточка-певунья» по причине его сходства до степени смешения с ранее зарегистрированными товарными знаками «Ласточка» и «Ласточки», принадлежащими ОАО «Рот Фронт» (3-е лицо в деле). Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, потому как не нашел признаков тождественности или сходства до степени смешения между спорными обозначениями. Суд указал на то, что сравниваемые словесные элементы имеют в своем составе различное количество слов, что существенным образом отражается на длительности их звучания и соответственно на восприятии потребителем. 18 июня 2013 года Президиум ВАС рассмотрел дело в порядке надзора. ВАС пришел к выводу, что апелляционная и кассационная инстанции не учли позиции, выраженной в постановлениях Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 18.07.2006 № 2979/06, от 17.04.2012 № 16577/11, согласно которой вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления), а также презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений. Судами, по мнению ВАС, не было учтено, что для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя.

13. В 2013 году Государственный Эрмитаж обратился с иском в Арбитражный суд Ставропольского края к ИП Йоц Ие Викторовне с требованием запретить ответчику использовать изображение картины Гейнсборо «Дама в голубом» (портрет герцогини Бофор) и возместить расходы по уплате государственной пошлины в размере 4 000 рублей. На сайте ответчика и на двери магазина было размещено изображение вышеуказанной картины, что, по мнению истца, является нарушением статьи 36 закона «О музейном фонде Российской Федерации» и статьи 53 «Основ законодательства Российской Федерации о культуре». Так, использование объектов музейного фонда РФ в коммерческих целях возможно лишь при заключении договора с музеем, в котором такое произведение находится. Такого договора заключено не было. Ответчик в своих доводах указывал, что использование им изображения подпадает под случай свободного использования произведений, постоянно находящихся в месте, открытом для свободного посещения (ст. 1276 ГК РФ). Кроме того, ответчик заявил, что имеет право на использование произведения, перешедшего в общественное достояние. Суд первой инстанции признал Эрмитаж правообладателем и удовлетворил исковые требования полностью. Апелляционная инстанция подтвердила правильность выводов нижестоящего суда. Однако Суд по интеллектуальным правам постановил отменить решение суда первой инстанции, апелляционное постановление и отправил дело на пересмотр, обосновав это тем, что истец сам признал, что не является правообладателем в отношении указанной картины, а потому нижестоящие суды не имели оснований применять нормы 4 части ГК РФ. Ввиду данного факта и отсутствия указания судов на то, какое же именно исключительное право было нарушено, кассационная инстанция пришла к выводу о применении закона, не подлежащего применению.

14. Перед Верховным судом США был поставлен вопрос о патентоспособности генов. Ответчик являлся обладателем ряда патентов, описывающих изолированные участки генетического кода, которые исследовались на предмет мутаций для определения вероятности развития раковых заболеваний. До сих пор общепринятая практика состояла в том, что Патентное ведомство США выдавало патенты на изолированные участки генетического кода и на методы обращения с ним. В первой инстанции суд признал, что генетический код, будучи даже изолированным, содержит последовательности, обнаруживаемые в природе, а потому не отвечают критериям патентоспособности. Такое решение значительно отличалось от всех предыдущих решений и было отменено. Апелляционная инстанция, отменив данное решение, указывала на патентоспособность изолированных участков генетического кода. Но 13 июня 2013 года Верховный суд США вынес решение, в соответствии с которым отрезки ДНК, которые встречаются в природе, не подлежат патентованию, однако комплементарная ДНК патентоспособна, поскольку является искусственной. Стоимость акций ответчика, проигравшего данное дело, сразу после оглашения решения поднялись на 10%, потому что слово «однако» в решении Верховного суда оказалось с точки зрения инвесторов нешуточной победой.